Вячеслав Алексеенко: «Я агитирую относиться к студии как к семье: доверять, любить и не обижать».

Автор: Мария Короткая
143

Вячеслав Алексеенко – мультипликатор. Ведет в «ВидимоНевидимо» курсы по пластилиновой и компьютерной анимации для подростков. Отвечает за техническую жизнь студии. Вячеслав рассказывает, какой была его жизнь до студии и чем он живет сейчас.

– Чем вы занимались до работы в студии «ВидимоНевидимо»?

– Я почти всю жизнь был связан с телевидением и рекламой. В 2004 году с товарищем решили открыть рекламное агентство. Мы хотели делать анимированные рекламные ролики, тогда это было модно. Нашли помещение во Дворце пионеров и школьников им. Крупской, договорились с ними так: мы ничего не платим за аренду помещения для студии-продакшн, но учим пару групп ребятишек анимации. В итоге с рекламой не сложилось: товарищу стало неинтересно, деньги небольшие. А я за это время так к детям прикипел, что до сих пор с ними работаю.

 

 

– Как вы попали в студию «ВидимоНевидимо»?

– Мы с Катериной Юрьевной познакомились на очередном кинофестивале. Она недавно открыла студию, я вынашивал новую идею. Вообще, я ничего не понимаю в административной работе, и у меня всегда была мечта найти себе директора. Вот мы с Екатериной пообщались, и я подумал: «А почему бы не объединиться?». Она – директор то что надо.

Так началась наша работа. Я был счастлив: наконец, кто-то занимается продвижением, организационными вопросами, а я сижу снимаю, учу детей и новых педагогов. Я знаю про анимацию всё, а Катя болеет за общую идею. Каждый на своем месте.

 

Я звоню в Москву, говорю Бардину: «Я хочу студию открыть. Можно, я к вам приеду на недельку поучиться у вас, узнать что-то о мультипликации?»

 

– Как вы узнали про анимацию «всё»?

– Я увлекся мультипликацией ещё в далеком 2002 году. Тогда не знал про неё ровным счетом ничего, шел «на дурака». В тот момент моя супруга ездила в Москву по работе и достала для меня телефон Гари Яковлевича Бардина, нашего легендарного мультипликатора. Он был режиссером отделения кукольной анимации в «Союзмультфильме», но в контексте разрухи киноиндустрии его упразднили. Тогда Гари Яковлевич открыл свою студию. Ну не об этом история!

Я звоню в Москву, говорю Бардину: «Я хочу студию открыть. Можно, я к вам приеду на недельку поучиться у вас, узнать что-то о мультипликации?» Договорились мы с ним, мне оставалось найти жилье. Тут спасибо моей маме: у нее была знакомая, которая жила в старом здании бывшей школы. На втором этаже, среди каких-то офисов, были ее апартаменты: подымаешься к ней, а там всё в балдахинах! Она разрешила мне ночевать у себя на старом диване. Неделю я доставал Бардина, ходил за ним по пятам.

Тогда в моде были майки стретч. Перед отъездом я набрал на столичном рынке штук 15 этих маек – на все оставшиеся деньги. В Челябинске развёз их по магазинам, распродал и полностью отбил дорогу туда и обратно! Вот так я начал путь в мультипликации.

 

 

– А чем вас так зацепила анимация, до этого же видео снимали?

– Да, даже был опыт съёмки игровых фильмов, но мне это не понравилось. Проблема в том, что живые люди «глупые» (СМЕЁТСЯ). Они никогда не сделают то, то надо. А вот пластилиновые – это идеально. Они всегда сделают то, что хочешь именно ты, и правильно. А если неправильно, тут только на свои «кривые руки» пенять. Пару лет назад я освоил рисованную мультипликацию – понравилось, тоже отличная тема. Нарисовал пару роликов, очень близким мне стало это направление, начал преподавать.

 

– Как вам живется сейчас в студии?

– Работа идет своим чередом. Песни поем с детьми. Пока ребята снимают, я им что-нибудь на гитаре подыгрываю: у меня гитарка в студии. Они ее прозвали «гитаряка-издевака» – берем песню известную и тут же на ходу ее под себя переделываем. У «стариков» (ребята, кто больше 3-4 лет в студию ходит) любимое: «Ели мясо мужики, пивом запивали». Переделали: «Ела мясо детвора, квасом запивала». Я их этому не учил, сами песни предлагают. «Старики» у меня уже по нескольку лет занимаются, дружат, на фестивали не раз вместе ездили. Тут и разговоры обо всем и ни о чем запросто, и песни-пляски. Атмосфера. Я агитирую относиться к студии как к семье: доверять, любить и никого не обижать.

 

 

Я максималист: на фоне юмора и песен все-таки требую от ребят сосредоточения на задании и качестве мультипликата. Как могу прививаю детям серьезное отношение к работе. Все мои студийцы предупреждены, что, если плохо снимут, я удалю материал и придется переснимать. Это внутренне обидно, и обижаются, как правило, на себя. Но удалишь один раз – в дальнейшем более внимательно относятся к съемке. Так и работаем.

На фестивалях нас хвалят: говорят, что ребята из «ВидимоНевидимо» качественную анимацию делают. Кто-то даже не верит, что дети сами снимают. Так аккуратно они работают.

Собственно, поездки на фестиваль – это отдельная тема. Представьте, что вы в большом кинозале. Идет премьера вашего фильма. Вы слышите каждый шепоток каждого зрителя в зале. Кому-то нравится, кто-то смеется. Бывает, что и «фукают», что-то гневно обсуждают. Дети – самый критически настроенный зритель. Как они на хвалебные речи не скупятся, так и «откритиковать» могут, мало не покажется. Вот тут в юных мультипликаторах внутри что-то щёлкает. И ответственность за свою работу появляется, и внимательность на площадке приходит. Это радует. Приятно, когда кадр не дрожит и нормально анимирован.

 

На фестивалях нас хвалят: говорят, что ребята из «ВидимоНевидимо» качественную анимацию делают. Кто-то даже не верит, что дети сами снимают. 

 

– В этом контексте вы и воспитательную роль, кажется, важную на себя берете.

– А иначе, наверное, никак. Воспитывать можно по-разному. Можно дать по уху, а можно вывести на понимание проблемы. Так что на занятиях мы много говорим! Сейчас, когда родился мой сын, все мои студийцы совсем стали мне как родные. Но с сыном я строже, естественно. Он весь в меня, а я в детстве был страшным разбойником: как мне уши не оторвали, не знаю.

– А вашего сына думаете в студию отправить?

– Он и так всё время в этой атмосфере. Иногда я забираю его из садика и привожу сюда. Он пока всё не облазит, не успокоится. Ему нравится в студии. В последнее время лепит все больше. Я пытаюсь его склонить к рисованию, но он все рвется как папа – лепить.

– А чем вы помимо студии занимаетесь? По жизни.

– Мне нравится столярничать. Как-то сколотил сыну целый кукольный театр с подсветкой, с разными фонами, куклами. Обшил его красным бархатом. Мы устраиваем целые представления, он это обожает. Сейчас подрос, так что у нас началась пора активности: ездим на велосипеде, в парке много времени проводим, занимаемся картингом, в машине ковыряемся. Мальчики, они же все время рядом с папой, который что-нибудь пилит да строгает. Это элементарная психология: если предложить ему, мол, «пойдем, сделаем что-то», он откажется. А если он видит, как я увлеченно что-нибудь делаю, да еще приговариваю что-то, он через минуту все свои дела бросает – уже рядом. Рвется сам гвозди забивать и все такое. Мы с ним озорники, у нас много приколов совместных. Так что, пожалуй, сейчас главное в жизни занятие – это сын.

Интересно?
Расскажите об этом друзьям
Читайте также
События
История искусств для детей. Мы уже начали!
В конце февраля 2015 года мы провели первое занятие по курсу "История...
485
Нажмите, чтобы
узнать подробности
Креативность
Развитие воображение у дошкольников: соединяем игру и творчество
Воображение защищает нас, взрослых, от стресса, помогает...
598
Нажмите, чтобы
узнать подробности
Креативность
Креативить нельзя учить
Как директор творческой студии, я за активное развитие креативности у...
341
Нажмите, чтобы
узнать подробности
Креативность
5 способов развития образного мышления у детей
Разумеется, приемов развития образного мышления масса. Поделимся...
633
Нажмите, чтобы
узнать подробности

Ул Лесопарковая 7а (вход с торца)

График: 09:00-20:00

Вы можете купить этот курс в подарок