Интервью

Психолог Елена Абрамова про тепло, арт-терапию и игру

Мария Короткая 07/09/2019 - 16:57

Елена Абрамова сотрудничает с «ВидимоНевидимо» и ведет несколько проектов в студии. Мы вас с ней уже знакомили. А теперь расскажем об ее деятельности в нашей студии.

Например, с декабря мы много играем в свободные сюжетные игры по методике московского клинического психолога Егора Бахотского. Елена училась у него в ноябре и теперь сопровождает игры для детей в «ВидимоНевидимо». Пока играли именно с детьми. В планах – подростки и даже взрослые.

Если родителям нужна консультация детского психолога, то мы рекомендуем именно Елену как психолога с большим опытом и приглашаем в студию к ней на консультации или индивидуальные арт-терапевтические встречи, кому что актуально.

В стенах студии Елена также ведет свой проект «Арт-среды». Он адресован психологам и педагогам. И «Теплую группу» для детей от 5 до 10 лет.

Расскажем подробнее.

– Мне долгое время казалось, что я как педагог должна «вести детей за собой». Но со временем поняла: дети любят нравиться взрослым, поэтому вести их за собой легко. И пока они идут за кем-то, они могут не слышать себя. Сейчас я формулирую задачу педагога так: создать среду, где ребенку будет просторно и свободно.

– Свободные игры по Егору Бахотскому относительно недавно начали проходить в студии. Расскажите о них?

– Это авторская система. Долгие годы психолог Егор Бахотский наблюдал за играющими детьми, изучал литературу. Специалисты говорят, что культура игры сейчас практически потеряна из-за того, что дети больше не растут во дворе «самостоятельно» – над ними всегда находится взрослый, который контролирует ситуацию. Система игры Егора Бахотского дает ребенку возможность перенять эту культуру игры.

Игра – это универсальный, биологически продуманный механизм для обучения ребенка. Возможность рискнуть, примерить на себя разные роли, побыть взрослым без реальной опасности. Всерьез, но понарошку.


                                        Фото с игры в студии по Егору Бахотскому

– Как вы пришли к решению учить детей игре?

– На учебе у Егора я увидела, насколько такая игра классно работает, как счастливы дети в этой игре. Егор заставляет своих студентов примерять все роли: мы играли с детьми, вместо детей и как взрослые. Современные нейропсихологи говорят, что игра формирует максимальное количество нейронных связей – больше, чем письмо или задачи на логику. Педагоги отдельно учат языку, общению, математике, а игра одновременно развивает все процессы. Учит тонким связям. Учит рисковать, учит спонтанности, умению принимать правила.

    Дети не договариваются между собой о том, как пойдет игра, но их миры живут и соприкасаются друг с другом.

– Как ребенок понимает через игру, для чего нужны правила?

– Раньше, когда ребенок рос во дворе, он знал: «Возьму мячик руками – ребята выгонят с футбольного поля». Так формировалась позиция: «Я не буду нарушать правила, потому что хочу играть в футбол». Нынешние дети не играют во дворе без присмотра. Они всегда находятся под руководством взрослого. Взрослый диктует свои правила «сверху», у ребенка возникает резонный вопрос: «Почему я должен слушаться?». В игре по-Бахотскому дети пробуют систему изнутри и понимают: правила необходимы, потому что иначе игра сломается.

У нас недавно были три бандита из «Майнкрафта»: они взрывали всё, что хотели, и их невозможно было победить. В один момент дети поняли, что так не пойдет, сделали «стоп-игру», сели в круг и сказали: «Если вы не будете уязвимы, мы не будем с вами играть». А бандиты и сами видят: когда они бессмертны, становится неинтересно. Тут же они придумали оружие против самих себя, нарисовали карту, по которой остальные должны найти оружие, – и вся группа ушла в этот сюжет.


                                         Фото с игры в студии по Егору Бахотскому

– Как происходит процесс игры?

– Мы встаем в круг и выбираем себе роли. Есть два условия: «Это понарошку» и «Как будто». У нас есть пространство, сопровождающий и материал для костюмов и атрибутов. «Я буду пожарным», «я буду человеком-пауком», «я продавцом», «а я зомби». Мы создаем себе костюмы и история начинает жить.

Смотрите, как тонко: дети не договариваются между собой о том, как пойдет игра, но их миры живут и соприкасаются друг с другом. И если ты хочешь вписаться в этот общий мир, пойти к продавцу и убежать от зомби, ты должен тонко чувствовать каждого игрока.

– Вы сопровождающий. Чем эта задача отличается от задачи аниматора?

– Сопровождающий игры – это человек, который находится в роли и одновременно следит за всем, что происходит на площадке. Если игра становится опасной для детей или заходит в тупик, он выстраивает сюжетные линии так, чтобы ситуация выровнялась.

По мнению Егора Бахотского, чтобы хорошо вести игру, нужно быть хорошим игроком. Для этого взрослые должны «наращивать игровые мышцы». Сейчас это моя главная задача: стать хорошим игроком, а потом хорошим сопровождающим.


                                                  Фото с игры в студии по Егору Бахотскому

– Вы привлекаете взрослых к участию в игре?

– Да, иногда с нами играют взрослые. Это трудно. Но когда маму захватывает, и она начинает ползать змейкой под столом, забыв о сыне, – это огромный подарок для ребенка! Сын видит, что маме классно, что это не мама-функция, которая только кормит, возит на учебу, а мама, которая классно, полноценно живет.
Г Где ребенку безопасно, тепло, комфортно

– Расскажите о том, что такое «Теплая группа».

– Это группа поддержки. Сюда приходят дети, у которых на данный момент есть трудности: тревога, неумение общаться, агрессия. У них могут быть и задачи «на вырост»: «Хочу быть более самостоятельным и активным».

Я долго искала название, и слово «теплая» очень ложится на душу. Когда мы выживаем в школьном коллективе из тридцати человек, говорить о теплых отношениях с каждым не приходится. А «Теплая группа» – это группа друзей, где ребенку безопасно, тепло, комфортно. Он пришел сюда в субботу и отогревается за всю неделю. И когда он расслаблен, когда ему тепло, он уже может учиться чему-то новому.

 

– Чем вы занимаетесь на встречах?

– Инструменты «Теплой группы» – это командные игры, хорошие настольные игры, общение и много арт-терапии. Всё, что мы делаем в «Теплой группе», – про самореализацию, социализацию и работу с эмоциями.

Они не разговаривали с нами, но они с нами рисовали.

– Как вы начали работать в направлении арт-терапии?

– Когда в 2006 году открывался Центр реабилитации особых подростков, мне было 24 года. Я с двумя дипломами, с командой психологов и радужными иллюзиями пришла «творить добро и делать детей счастливыми».

Мы начали говорить с ними о чувствах – а они просто не разговаривали с нами. Потому что какие чувства, когда ты каждый день приходишь в школу ради того, чтобы поесть? Они не разговаривали с нами, но они с нами рисовали. Оказалось, что единственная возможность выйти с детьми на контакт – заниматься творчеством. И арт-терапия оказалась финальным паззлом, который завершил картинку: я поняла, что я должна работать с детьми именно так.


                История про космическую улитку родилась на одном из занятий «Теплой группы»

– Чем для вас ценна арт-терапия как инструмент?

– Это экологично. «Петя с ДЦП, но Петя делает восхитительные поделки». В арт-терапии мы знаем, что в каждом человеке существует ресурс, и ищем его. Не придумываем ребенку смыслы, а даём ему самостоятельно выйти на свои внутренние силы.

Творческий человек очень сильный. Он может сделать себя счастливым без помощи еды, компьютера, общения, алкоголя: просто сесть в уголок и порисовать. Арт-терапия – это навык самостоятельно себя лечить. И это очень ценно.


                                                Фото с арт-сред в «ВидимоНевидимо»

– А сейчас у специалистов и родителей города есть возможность изучать арт-терапию вместе с вами в студии.

– Я провожу семинары и встречи со специалистами. Семинары изначально устраивались только для педагогов, но и мамы стали приходить. Они видят, что с ребенком происходит что-то хорошее и важное, а как – непонятно. И каждый месяц мы проводим «арт-среды» – это встречи, на которых мы пробуем новые техники из арт-терапии, арт-педагогики. «Среда» – потому что по средам и потому что это «пространство». Если использовать приёмы арт-терапии в психологической и педагогической практике, то можно избежать позиции «Всезнающего Взрослого» и привлечь детей к процессу постижения своих ресурсов и талантов.

 

Интересно?
Расскажите об этом друзьям
Читайте также
Опыт
Мы так стремимся интеллектуально развивать наших малышей, что порой...
705
Подробнее
Креативность
На завершающем мастер-классе мастерской "Художественная керамика" не...
54
Подробнее
Интервью
"Иногда мы встречаем людей, одаренных удивительной способностью –...
579
Подробнее

Ул Лесопарковая 7а (вход с торца)

График: 09:00-20:00

Вы можете купить этот курс в подарок