Екатерина Конакова: Как правильно сложить пазл

"Иногда мы встречаем людей, одаренных удивительной способностью – делать почти невозможные вещи. Например, издавать самый «пижонский» журнал в самом промышленном городе, снимать кино в ходе реалити-шоу или поддерживать работу детской творческой студии, несмотря на превратности нашей непредсказуемой действительности." А еще быть лучшей мамой двух замечательных мальчишек, волшебницей для сотни других ребятишек и, просто Человеком - с огромным сердцем и всегда горящими глазами. И все это руководитель нашей замечательной студии Екатерина Конакова.

О себе, о мечтах и воплощениях, о творческом пути и... о детях, студии и победах рассказала Екатерина Андрею Ваганову в интервью "Вечернему Челябинску". 

От журналистики к анимации

Помню, как я впервые увидел журнал «Люмон» и был приятно поражен нестандартным подходом к подаче информации. Он был приятен и для интеллектуала, и для неискушенной публики, но самое главное – посылал отчетливый вызов провинциальной действительности, которая всегда довлела в нашем городе и снова набирает силу в последние годы… Приятным было и то обстоятельство, что журнал делала молодая команда – люди, которых я знал еще со студенческой скамьи. Например, литературный редактор Екатерина Конакова.

– Для меня это была удача, какие редко случаются, – рассказывает Екатерина. – Создавать журнал с нуля! Журнал, правда, задумывался как издание о здоровом образе жизни. Но мне тогда не очень близка была эта тема. И концепт не складывался. В тот момент я общалась в рамках некоторых проектов с такими неординарными людьми, как психотерапевт и брендмейкер Сергей Быков, бизнес-консультант Дмитрий Давидович. В разговоре с ними родилась идея масштабировать идею здоровья человека – от состояния тела до мечты, сверхидеи жизни каждого.

Так родилась концепция LюMON’а, в которой мы работали несколько лет. Надо сказать, что журнал создавался в удивительной атмосфере, когда каждый имел возможность для самореализации – и авторы, и фотографы, и дизайнеры. К чести учредителей, они доверяли нашей команде, давали полную творческую свободу… Создание, редактирование журнала я даже работой не могу назвать – это как дышать. Каждая новая тема номера влияла на события моей жизни.

Однако в 2008 году журнал закрылся: очередной кризис повлиял.

– В это время мне стало интереснее видео, а не печатное слово и фотография. И это совпало с увлечением короткометражным кино. Я съездила на вдохновляющий мастер-класс режиссера Александра Митты. И разные части нового интереса – сценарий короткого метра и собственно кино – соединились. Я начала делать на 31 канале программу «Иное кино». В ней взрослые люди «играли» в настоящее кино.

Мы проводили несколько мастер-классов по сценарному мастерству, по режиссуре короткого метра, потом участники проекта сочиняли свой сценарий. Голосованием выбиралось несколько самых ярких. А затем несколько недель в командах шла подготовка к съемкам: доработка сценария, поиск реквизита, утверждение актеров и так далее. В итоге нон-стопом за восемь часов с помощью профессионального телеоператора каждая команда снимала небольшой фильм. Все эти этапы также фиксировала съемочная группа 31 канала: переживания героев проекта, горячие обсуждения, поиски и, конечно, сам процесс их съемок. В финальной программе «Иного кино» мы показали жюри и приглашенным зрителям получившиеся фильмы. Жюри присудило призы в разных номинациях.

Этот проект мы реализовывали с Вадимом Морозовым и Константином Раловцом. Это удивительные люди, к тому же бизнес-тренеры. Они вели часть мастер-классов, помогали героям принимать те или иные решения, вели финальный просмотр. Кстати, и на съемки я решилась благодаря им. Их заинтересовала идея проекта. А меня – их заинтересованность. Так и родилось «Иное кино». Но второго сезона программы не случилось, хотя даже участники и партнеры для него были.

Как-то после съемок я пришла домой, а мои мальчишки (Екатерина – мама двоих детей) рисовали что-то на мольберте. Это были маленькие схематичные картинки, над которыми они подписывали номера, ставили стрелки от одной к другой. Я сначала расстроилась, потому что в плане художественного развития считается хорошим, если рисунок занимает весь лист. А потом я поняла, что они рисуют как будто комикс, определенную историю, где события разворачиваются одно за другим.

Сработал стандартный комплекс «плохой мамы». Я вся в творческом процессе, а мои дети без моего внимания «ютятся» за одним мольбертом и пробуют раскадровки рисовать. Мне же некогда им ничего про это рассказать. И тут родилось понимание, что дети и раскадровка – это не кино, это мультики. Стала смотреть в Интернете, как снимаются мультфильмы. Оказалось, что современные технологии позволяют даже детям снимать анимационные фильмы! Это стало началом пути создания студии «ВидимоНевидимо».

Продолжение можно прочитать здесь http://vecherka.su/articles/society/115826/