Интервью

«Да, жизнь серьезная, но кто сказал, что в ней не может быть смешно?» – Вячеслав Алексеенко о принципах пластилиновой мультипликации

Мария Короткая 05/30/2019 - 23:09

Вячеслав Алексеенко – самый «серьезный» педагог студии. Мультипликация для него – не хобби, а искусство. И своих студентов он учит профессиональной, взрослой пластилиновой анимации.

– Пластилиновая анимация обязывает хорошо знать анатомию и глубинно понимать собственные движения. Вы отрабатываете это с ребятами?

– Конечно, и это одна из самых сложных задач пластилиновой анимации. Для того чтобы научить пластилинового человечка двигаться, нужно самому научиться этому – как в первый раз. Представить, что ты только что родился и заново учишься ходить, поднимать руку, чесаться, поворачивать голову. Овладеть своим телом на уровне сознания, а не на уровне рефлексов. В жизни мы двигаемся автоматически, для съемки анимации нужно научиться двигаться осознанно.

Фёдор Хитрук, легендарный мультипликатор СССР, сказал: «Вы не станете хорошим мультипликатором, если не научитесь наблюдать за окружающим миром». Мультипликация – это наш жизненный опыт.

Есть анимация нескольких объектов в кадре, когда персонаж одновременно чешет коленку и поворачивается в сторону, например. И тогда надо думать: «Какое движение началось раньше? С какой скоростью у тебя сгибаются пальцы? С какой скоростью ты сам почесываешься? Сколько это кадров?» У нас в студии на съемочной площадке есть огромное зеркало. Ребята повторяют перед ним одно и то же движение по сотне раз и постепенно понимают, как оно устроено.


                                 Кадры с мастер-классов по пластилиновой анимации

– Вы работаете в профессиональных программах для создания мультика?

– Да. Сейчас у нас есть удобные и простые программы для мультипликации. Они создают буквально тепличные условия для автора: на компьютере в реальном времени показывается все, что ты снимаешь; можно пролистать все отснятые кадры; можно ставить метки на изображении – куда передвинуть палец, куда поставить ногу в следующем кадре. Это очень удобно, но это расхолаживает. Когда вместо начинающего аниматора за всем следит программа, он расслабляется, отвлекается – неизбежно падает качество съемки.

Раньше мы снимали «в темную»: у нас был только фотоаппарат и старый телевизор, чтобы на нем в реальном времени смотреть изображение со сцены. Нельзя увидеть, хорошо ли ты снял кадр, нельзя пролистать отснятый материал, нельзя расставить себе шпаргалки. «В темную» – это круто, потому что человек полностью погружается в процесс. Сейчас я периодически устраиваю ребятам такие занятия: это хорошо тренирует сосредоточенность.
 

– Расскажите о том, как вы придумываете сценарии. Это коллективная работа?

– У нас есть игровое упражнение: мы садимся за стол и по очереди, по одной фразе, создаем общую историю. «Жил-был Вася», «Он пошел на улицу», «Встретил друга» и так по очереди. В итоге получаются странные и классные сюжеты.

Главная проблема ребенка в том, что он прямолинейный. Если его герой хочет есть, то он идет и ест. А ведь можно столько всего придумать вокруг этого! Для этого нужно «разбудить» воображение ребенка. Я говорю детям: «Не думайте! Здесь вам можно всё: создавайте любой бред, всякую чушь. Нигде нельзя, а здесь можно. Несите ахинею и наслаждайтесь!» Когда ребята раскрываются, они выдают классные вещи.

– Значит, у ребят полная свобода творчества в процессе придумывания мультфильмов?

– У нас есть однозначный запрет: на треш, мясо, расчлененку. Студийцы знают, что я удаляю все кровавые, злые, несправедливые мультфильмы, потому что они не несут художественной ценности. Мы здесь занимаемся искусством, а назначение искусства – лечить душу.

– А у детей есть импульс такое снимать?

– Многих детей поначалу тянет на агрессию из-за проблем в учебе, в общении или во дворе. Выходит что-то болезненное изнутри. Поэтому я всегда даю новеньким время для того, чтобы «выговориться», недельку-две слепить и снять что-нибудь страшное. Потом гашу это. И ребенок, уже спокойный, начинает мыслить конструктивно.


                                                           Во время занятий

– Какие сюжеты снимают ребята, когда «успокаиваются»?

– Педагог волей-неволей влияет на студентов, а я очень люблю комедийные жанры. Поэтому нас коллективно тянет на посмеяться, и работы у нас такие же – легкие. Есть два типа фильмов: нарративные, продвигающие идею, и развлекательные – «фильмы для аудио-визуального удовольствия». Мы делаем «аудио-визуальное удовольствие». Да, жизнь серьезная, но кто сказал, что в ней не может быть смешно?

– Вы каждый год возите свои мультики на фестивали?

– Обязательно. Это важный элемент жизни мультипликатора с точки зрения психологии. Ты никогда не почувствуешь ответственность за свой фильм, если не покажешь его на большую аудиторию! Ты снимал мультфильм целый год, и показать его только маме с папой – мелко. На фестивале совершенно другой уровень серьезности. Фестиваль – это по-взрослому.
 

– Расскажите?

– Это нужно просто представить. Ты сидишь в зале и твой фильм показывают на огромную аудиторию детей: прямолинейных и острых на язык. Если они видят недочет, по залу тотчас разносится шепот. Шорохи и смешки, похвалы и язвительные замечания – прямо в эту секунду вокруг твоего собственного фильма! Тут самый уверенный съеживается, даже глаз на экран не поднимает. Это такой адреналин! Это ощущение останется с ними на всю жизнь.

После фестивалей ребята вдохновляются: «Я буду снимать еще качественней, я готов учиться, готов исправлять ошибки». Так рождается серьезное, профессиональное отношение к собственной деятельности.
 

– У вас много ребят, которые собираются в будущем заниматься анимацией?

– Да, наши ребята часто уходят в мультипликацию или киноиндустрию. Высшего образования для художников-мультипликаторов у нас нет, но есть техникумы и курсы. Есть возможность получить специальность и пойти работать вне штата в большую студию. Это безумно интересно: когда ты – полный ноль, а два зубра на студии у тебя на глазах спорят о высших смыслах и о концепции нового мультика. Это прекрасное образование, драгоценный опыт и полезные связи. Можно и в режиссуру пойти, тогда уже высшее образование будет.

– Молодые мультипликаторы восстребованы в современной России?

– Индустрия методично и уверенно развивается. Работы много. В том числе и для студентов, которые только начинают свой путь в анимации. Моя знакомая художница рассказывала, что она начинала свою карьеру с рисования попы коня в полнометражном мультике про богатырей. Команда работала над мультфильмом год, было задействовано много внештатных мультипликаторов для разных героев – ей дали задание рисовать попу коня в разных ракурсах в течение года. Такие вакансии в формате подработки встречаются достаточно часто, а это отличный опыт и приемлемые деньги. В успешных студиях мультипликаторам хорошо платят, а успешных студий сегодня достаточно много в нашей стране. И надеюсь, их количество еще увеличится.

Интересно?
Расскажите об этом друзьям
Читайте также
Развитие
Осенью 2014 года мы много говорили о воспитании детей на Клубе для...
509
Подробнее
Sand Art
Рисование песком  на световом столе – это красиво. В нем...
394
Подробнее
Интервью
Неостановимая тяга к искусству и учёбе, горящие глаза и чистая речь....
321
Подробнее

Ул Лесопарковая 7а (вход с торца)

График: 09:00-20:00

Вы можете купить этот курс в подарок